May. 22nd, 2009

girka: (radio girka)
Здравствуйте, дорогие радиопочитыватели!

Ваше удивление по поводу моего молчания, совсем не удивительно. Я и сама удивляюсь не меньше вашего. Но вы конечно не удивитесь, я вот не удивилась ни разу, что со мной снова приключились приключения. Надо сказать, что хасбанд, отпрыск, киска и все остальные коллеги из моего офиса тоже не удивились. Так что, сегодня в нашей программе не удивительная история в двух частях. Длинно. Спешиал фор вас. Вы же соскучились? И не удивительно.

Часть первая. Атака.

Однажды, не давеча как на прошлой неделе, на меня напали и почти ограбили. Да, да в нашей басурмании, знаете ли, все таки очень сложно жить. Иду себе домой, никого не трогаю, только песню пою. И не знаю от чего многочисленные прохожие шарахались. Может у них чувство юмора не развито, но я-то здесь при чем, развивать надо было. А пою я хорошо. Давно, еще в детстве, учительница музыкальной школы номер 12 умоляла мою маму забрать меня и никогда, никогда и еще раз никогда не разрешать петь на публике. Мама очень удивилась, потому что не знала, что ее дочь ходит в музыкальную школу. Я туда сама записалась, из любви к искусству и прекрасному. И отсутствие музыкального слуха не являлось для меня преградой. У меня нет комплексов, только фобии.

Так вот, иду - пою и вдруг понимаю, что мне необходимо срочно позвонить. Иногда со мной такое случается, испытываю острую необходимость сделать срочный звонок другу. Сую руку в сумку за телефоном, а там уже кто-то есть. И ковыряется, понимаешь своей рукой, в моей, понимаешь, сумке.

- Ах ты! Ты чего делаешь? А ну кыш из моей собственности, - как запою я на всю округу. У прохожих чуть инфаркт не случился, а этому ковыряльщику хоть бы хны, стоит глазами хлопает. Хотя может он в шоке был. От пения моего. Ну в общем, стоим мы с ним такие интересные, друг за друга крепко держимся.

- А? Что? - вдруг говорит ковыряльщик.
- Да ничего! УБЬЮ! Руки убери! - отвечаю.
- Это ты убери! Иностранка сумасшедшая! - в ужасе кричит ковыряльщик.
- Я тебе счас уберу по башке. Чего ты хочешь-то? А? - свирепея не на шутку и готовясь к драке, шиплю я. Когда я зла, то всегда шиплю, мне кажется, что так гораздо страшнее, чем когда орешь.

И тут, прям как в сказке, на помощь прискакал спаситель. Не принц, и не на коне. И как выяснилось позже, спаситель был вовсе не мой, а сам по себе.

- Абла, - говорит он, трогая меня за плечо, - это мальчикова сумка. Не ваша.
- Чего? - не понимаю я. И вдруг обнаруживаю, что на моем плече нет сумки. На левом нет, а на правом есть. Не иначе меня кто-то отвлек, кругом враги, и сумка оказалась не там, где должна была быть.

Я всегда ношу сумку на левом плече. Это традиция. А я им, традициям, не изменяю, потому что у меня такая привычка - не изменять. Смотрю значит на руку свою и понимаю, что ковыряльщик - это я. Ужас! Оказывается, я сунула руку в сумку проходящего мимо мальчика. Мальчик испугался и наверное теперь заикается. Но с другой стороны, мальчику очень повезло, потому что на следующий день я уже была больна бешенством. Впрочем об этом во второй части.

Часть вторая. Атака два.
Read more... )
girka: (radio girka)
Здравствуйте, дорогие радиопочитыватели!

Ваше удивление по поводу моего молчания, совсем не удивительно. Я и сама удивляюсь не меньше вашего. Но вы конечно не удивитесь, я вот не удивилась ни разу, что со мной снова приключились приключения. Надо сказать, что хасбанд, отпрыск, киска и все остальные коллеги из моего офиса тоже не удивились. Так что, сегодня в нашей программе не удивительная история в двух частях. Длинно. Спешиал фор вас. Вы же соскучились? И не удивительно.

Часть первая. Атака.

Однажды, не давеча как на прошлой неделе, на меня напали и почти ограбили. Да, да в нашей басурмании, знаете ли, все таки очень сложно жить. Иду себе домой, никого не трогаю, только песню пою. И не знаю от чего многочисленные прохожие шарахались. Может у них чувство юмора не развито, но я-то здесь при чем, развивать надо было. А пою я хорошо. Давно, еще в детстве, учительница музыкальной школы номер 12 умоляла мою маму забрать меня и никогда, никогда и еще раз никогда не разрешать петь на публике. Мама очень удивилась, потому что не знала, что ее дочь ходит в музыкальную школу. Я туда сама записалась, из любви к искусству и прекрасному. И отсутствие музыкального слуха не являлось для меня преградой. У меня нет комплексов, только фобии.

Так вот, иду - пою и вдруг понимаю, что мне необходимо срочно позвонить. Иногда со мной такое случается, испытываю острую необходимость сделать срочный звонок другу. Сую руку в сумку за телефоном, а там уже кто-то есть. И ковыряется, понимаешь своей рукой, в моей, понимаешь, сумке.

- Ах ты! Ты чего делаешь? А ну кыш из моей собственности, - как запою я на всю округу. У прохожих чуть инфаркт не случился, а этому ковыряльщику хоть бы хны, стоит глазами хлопает. Хотя может он в шоке был. От пения моего. Ну в общем, стоим мы с ним такие интересные, друг за друга крепко держимся.

- А? Что? - вдруг говорит ковыряльщик.
- Да ничего! УБЬЮ! Руки убери! - отвечаю.
- Это ты убери! Иностранка сумасшедшая! - в ужасе кричит ковыряльщик.
- Я тебе счас уберу по башке. Чего ты хочешь-то? А? - свирепея не на шутку и готовясь к драке, шиплю я. Когда я зла, то всегда шиплю, мне кажется, что так гораздо страшнее, чем когда орешь.

И тут, прям как в сказке, на помощь прискакал спаситель. Не принц, и не на коне. И как выяснилось позже, спаситель был вовсе не мой, а сам по себе.

- Абла, - говорит он, трогая меня за плечо, - это мальчикова сумка. Не ваша.
- Чего? - не понимаю я. И вдруг обнаруживаю, что на моем плече нет сумки. На левом нет, а на правом есть. Не иначе меня кто-то отвлек, кругом враги, и сумка оказалась не там, где должна была быть.

Я всегда ношу сумку на левом плече. Это традиция. А я им, традициям, не изменяю, потому что у меня такая привычка - не изменять. Смотрю значит на руку свою и понимаю, что ковыряльщик - это я. Ужас! Оказывается, я сунула руку в сумку проходящего мимо мальчика. Мальчик испугался и наверное теперь заикается. Но с другой стороны, мальчику очень повезло, потому что на следующий день я уже была больна бешенством. Впрочем об этом во второй части.

Часть вторая. Атака два.
Read more... )
girka: (radio girka)
Здравствуйте, дорогие радиопочитыватели!

Ваше удивление по поводу моего молчания, совсем не удивительно. Я и сама удивляюсь не меньше вашего. Но вы конечно не удивитесь, я вот не удивилась ни разу, что со мной снова приключились приключения. Надо сказать, что хасбанд, отпрыск, киска и все остальные коллеги из моего офиса тоже не удивились. Так что, сегодня в нашей программе не удивительная история в двух частях. Длинно. Спешиал фор вас. Вы же соскучились? И не удивительно.

Часть первая. Атака.

Однажды, не давеча как на прошлой неделе, на меня напали и почти ограбили. Да, да в нашей басурмании, знаете ли, все таки очень сложно жить. Иду себе домой, никого не трогаю, только песню пою. И не знаю от чего многочисленные прохожие шарахались. Может у них чувство юмора не развито, но я-то здесь при чем, развивать надо было. А пою я хорошо. Давно, еще в детстве, учительница музыкальной школы номер 12 умоляла мою маму забрать меня и никогда, никогда и еще раз никогда не разрешать петь на публике. Мама очень удивилась, потому что не знала, что ее дочь ходит в музыкальную школу. Я туда сама записалась, из любви к искусству и прекрасному. И отсутствие музыкального слуха не являлось для меня преградой. У меня нет комплексов, только фобии.

Так вот, иду - пою и вдруг понимаю, что мне необходимо срочно позвонить. Иногда со мной такое случается, испытываю острую необходимость сделать срочный звонок другу. Сую руку в сумку за телефоном, а там уже кто-то есть. И ковыряется, понимаешь своей рукой, в моей, понимаешь, сумке.

- Ах ты! Ты чего делаешь? А ну кыш из моей собственности, - как запою я на всю округу. У прохожих чуть инфаркт не случился, а этому ковыряльщику хоть бы хны, стоит глазами хлопает. Хотя может он в шоке был. От пения моего. Ну в общем, стоим мы с ним такие интересные, друг за друга крепко держимся.

- А? Что? - вдруг говорит ковыряльщик.
- Да ничего! УБЬЮ! Руки убери! - отвечаю.
- Это ты убери! Иностранка сумасшедшая! - в ужасе кричит ковыряльщик.
- Я тебе счас уберу по башке. Чего ты хочешь-то? А? - свирепея не на шутку и готовясь к драке, шиплю я. Когда я зла, то всегда шиплю, мне кажется, что так гораздо страшнее, чем когда орешь.

И тут, прям как в сказке, на помощь прискакал спаситель. Не принц, и не на коне. И как выяснилось позже, спаситель был вовсе не мой, а сам по себе.

- Абла, - говорит он, трогая меня за плечо, - это мальчикова сумка. Не ваша.
- Чего? - не понимаю я. И вдруг обнаруживаю, что на моем плече нет сумки. На левом нет, а на правом есть. Не иначе меня кто-то отвлек, кругом враги, и сумка оказалась не там, где должна была быть.

Я всегда ношу сумку на левом плече. Это традиция. А я им, традициям, не изменяю, потому что у меня такая привычка - не изменять. Смотрю значит на руку свою и понимаю, что ковыряльщик - это я. Ужас! Оказывается, я сунула руку в сумку проходящего мимо мальчика. Мальчик испугался и наверное теперь заикается. Но с другой стороны, мальчику очень повезло, потому что на следующий день я уже была больна бешенством. Впрочем об этом во второй части.

Часть вторая. Атака два.
Read more... )

November 2013

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17 181920212223
242526272829 30

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 19th, 2017 04:14 pm
Powered by Dreamwidth Studios